Торговля и Склад онлайн
Попробовать бесплатно

Какие законы тормозят развитие бизнеса?

714
Какие законы тормозят развитие бизнеса?
В преддверии очередной оценки регулирующего воздействия на малый бизнес под эгидой Минэкономразвития, редакция Бизнес.ру попросила экспертов выбрать «три головы дракона»: три закона, которые заметно тормозят развитие малого бизнеса в стране.

Анна Нестерова, член президиума генерального совета «Деловой России»:

– На мой взгляд, одним из существенных факторов, которые сдерживают развитие малого и среднего бизнеса является отсутствие цивилизованного и понятного электронного документооборота. Назвать какой-либо один закон сложно, так как работа ведется в рамках многочисленных подзаконных актов. Бизнесу приходится сдавать большое количество отчетности, равно как и взаимодействие между юридическими лицами должно проходить через документарные операции, которые существенно усложняют процесс ведения бизнеса.

Узнайте, чем помогает государство малому бизнесу в 2016 году

Среди основных проблем можно назвать неотработанную практику предоставления электронных документов в ИФНС. Сложности в выставлении юридически значимого электронного счета-фактуры, главная из которых заключается в том, что документ должен точно соответствовать утвержденному xml-формату. Кроме этого, существуют проблемы в выставлении времени счета-факторы, так как в электронном документообороте датой считается дата получения счета-фактуры контрагентом. ФЗ «Об электронной цифровой подписи» создает достаточно сложные границы для применения ЭЦП, поэтому пользуются этим инструментом только менее 10% предприятий.

Второй закон, который сдерживает развитие малого и среднего бизнеса – это  невозможность электронных расчетов между бизнесом. Электронные платежные системы развитых стран позволяют юридическим лицам делать закупки через электронные b2b-площадки. В России этот процесс абсолютно не развит: пока про расчеты между бизнесом даже речи нет, так как в 161-ФЗ «О национальной платежной системе», регламентирует электронные расчеты только между физическими лицами, а также между юридическими лицами и гражданами. На мой взгляд, это создает серьезный барьер для развития цивилизованного, масштабного и быстрого способа ведения бизнеса. Тратится огромное количество времени на согласование мельчайших условий договоров, а также разрешение споров. Между тем, как, на мой взгляд, эти проблемы могла бы взять на себя платежная система, в которой в электронном виде можно будет создать необходимые условия договора, а также заказать оперативную доставку.

Третий закон, который должен был помочь бизнесу, но не выполнил свою роль, – это подписанный президентом закон о моратории на административные проверки бизнеса в течение трех лет. Практика показывает, что он вообще не работает. По факту, у всех служб есть планы по проверкам, которые не снижаются, а только увеличиваются. Поэтому, бизнес по-прежнему испытывает на себе давление со стороны проверяющих органов. Наверное, для того, чтобы закон заработал, нужно пересмотреть KPI проверяющих органов.

Антон Палюлин, юридическое бюро «Назаров, Палюлин и партнёры»:

– Каждый, кто хотя бы раз в своей жизни пытался открыть свое дело или успешно открыл и ведет его, сталкивался с трудностями, порой избыточными и необоснованными, подстерегающими индивидуальных предпринимателей, директоров ООО и прочих субъектов малого бизнеса. Трудности начинаются уже с момента начала государственной регистрации. Поэтому первым из законов, тормозящим развитие малого бизнеса, можно назвать Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в той редакции, в которой он существует на настоящий день.

Ужесточения, связанные с требованиями хранить уставные документы и вести деятельность по адресу регистрации юрлица понятны и оправданы с точки зрения государственного контроля над ведением бизнеса. Однако лицо, начинающее малый бизнес, по определению не имеет достаточно средств для аренды офиса и найма секретаря для постоянного нахождения в нем. Как правило, малый бизнес начинается с небольшими вложениями, позволяющими иметь некоторый оборотный капитал, и не позволяющими иметь стабильные траты на офис, на сотрудников и сопряженные с ними траты.

Тут мы подходим ко второму проблемному закону: Налоговому кодексу РФ. Он принимался в условиях кризиса 1998-1999 гг. и сложных общественных отношений того времени, в связи с чем по своей структуре и своему содержанию оставляет желать лучшего. И если минимальные зарплаты, не вызывающие подозрений у налоговой инспекции, нельзя списать на несовершенство Кодекса, поскольку минимальные зарплаты в отрасли или по региону устанавливаются подзаконными актами, нельзя не обратить внимание на гибельный и губительный для малого бизнеса механизм налогового администрирования.

Подход, заложенный в Налоговом кодексе, делает бизнесмена и предпринимателя жертвой налогового инспектора. Инспектор получает свою премию за счет сумм недоимок в бюджет, которые удалось выявить и взыскать, а также за счет обнаруженных нарушений в ходе налоговых проверок. Это в корне неверный подход, который ставит финансовое благополучие налогового инспектора в прямую зависимость от того, сколько проблемных моментов в бизнесе он сможет выявить. Налоговый кодекс не позволяет проверяемому субъекту возражать в гражданском-правовом порядке против начисленных неустоек и пеней. Более того: налоговый орган вправе в безакцептном порядке, без возражений списывать самостоятельно начисленные пени со счета субъекта бизнеса. Стоило бы обратить внимание на данный подход и изменить его, стимулируя налоговые органы не карать проверяемых субъектов, а оказывать им помощь и содействие, ставя оплату сотрудников налоговых органов в зависимость от степени оздоровления малого бизнеса, а не собранных штрафных санкций.

Также нельзя умолчать об уровне налогов в России, хотя в связи с этой проблемой сломано немало копий. Скажу только, что малый бизнес, как слабо защищенный с финансовой и государственно-правовой точки зрения, задыхается под налоговым гнетом. В результате возникает проблема «отмывания» денежных средств, ухода от уплаты налогов, занижения налогооблагаемой базы.

В связи с этой проблемой можно назвать третий проблемный Федеральный закон: «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Сейчас тема критики мер, направленных на противодействие терроризма, – табу. Однако рискну и скажу, что вместе с водой законодатель выплеснул и ребенка. Меры, особенно в отношении некредитных организаций, являются очень жесткими, учитывая, что финансированием терроризма малый бизнес занимается крайне редко. Требования к раскрытию цепочки бенефициаров, сбор личных сведений об участниках, учредителях, директорах бывших и настоящих, граничит с нарушением права на неприкосновенность частной жизни, гарантированного каждому Конституцией РФ. Банки отказываются проводить платежи, которые считают «подозрительными» на основании данного закона, в связи с чем происходит неоправданное торможение оборотов по счетам, что в свою очередь провоцирует субъектов малого бизнеса на оформление отношений путем зачетов, бартера и иных схем в обход безналичного банковского расчета.

Остается надеяться, что Министерство экономического развития обратит внимания на эти проблемы, ослабит железную хватку, которой государство держит малый бизнес за горло, и позволит предпринимательству вздохнуть свободно. Меры по либерализации государственной политики в отношении субъектов малого бизнеса позволят вывести обороты «из тени», увеличить собираемость налогов и наладить конструктивное сотрудничество между малым бизнесом и государством.

Андрей Кузьмин, старший партнер, Адвокатское бюро «Титов, Кузьмин и партнеры» (Москва):

– На наш взгляд, на сегодняшний день законы, которые не позволяют малому бизнесу развиваться – отсутствуют. В подавляющем большинстве законодательных актов присутствуют механизмы, которые должны позитивно влиять на развитие малого предпринимательства. Хромает исполнение этих законов. Зачастую нормы закона в уме и действиях правоприменителя трансформируются в карающие правила. Ниже представлены три закона, доработка и четкое исполнение которых позволит существенно улучшить настроение и самочувствие малого бизнеса.

1) Федеральный закон от 07.05.2013 № 78-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». Несмотря на то, что в данном законе установлены гарантии предпринимателей при проверках, количество внеплановых проверок не уменьшается. А, по словам некоторых организаций, не действуют и надзорные каникулы. Желание проверить бизнес не угасает. Возможность всегда указать на существующую угрозу нарушения прав со стороны предпринимателя и наличие заявления «обиженного» человека всегда придет на помощь государственному органу, который жаждет внеплановой проверки.

2) Федеральный закон от 22.07.2008 № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Количество судебных споров по данному закону велико, и это говорит о том, что предприниматели встречают препятствия при реализации своих прав по выкупу арендуемого имущества на льготных условиях.

3) Федеральный закон от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» и Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Указанные законы содержат положения о закупках у субъектов малого и среднего бизнеса, но на сегодняшний день крайне мало закупок уходят именно в этот сегмент. По статистике большинство закупок осуществляется у единственного поставщика, что не обеспечивает конкурентную борьбу.

Алексей Головченко, управляющий партнер юридической компании «ЭНСО», глава комитета по ОРВ регионального отделения «Деловой России»:

– Законы, которые тормозят развитие малого бизнеса в России, будут пересмотрены. Это станет возможным благодаря проведению оценки фактического воздействия. Инициатива вселяет надежду: на сегодняшний день в законодательстве скопилось достаточно устаревших и противоречащих друг другу норм, которые откровенно мешают оздоровлению экономики.

Оценку фактического воздействия можно считать логичным продолжением политики Минэкономразвития по сокращению излишнего регулирования и выявлению противоречащих друг другу нормативно-правовых актов, которые мешают нормальному функционированию бизнеса. ОФВ – это закономерное развитие института оценки регулирующего воздействия, который был введен в России в 2013 г.

Для справки, оценка регулирующего воздействия (ОРВ) – своеобразный тест-драйв для законодательных инициатив, которые напрямую влияют на экономическую деятельность и затрагивают предпринимательство. Определенные методики анализа позволяют предусмотреть, как тот или иной нормативный акт скажется на деловом климате, на выгодах и издержках бизнеса. Процедурой этой давно и успешно пользуются страны с развитой экономикой.

В России, по данным Минэкономразвития (именно за этим ведомством, в первую очередь, закреплена функция ОРВ), ежегодно более трети законопроектов не выдерживают критики ОРВ и признаются избыточными и необоснованными.

Впрочем, ОРВ затрагивает только вновь принимаемые нормативные акты, которые проходят стадию обсуждения. Между тем, сегодня многими проблемами малый бизнес обязан законам, которые вступили в силу задолго до внедрения в России практики ОРВ.

Именно поэтому было принято решение в 2016 г. начать подготовку к ОФР под эгидой Минэкономразвития. Планируется, что через анализ и публичные консультации в рамках оценки фактического воздействия пройдут все законы, которые ранее получили заключение ОРВ, и некоторые другие акты. Какие именно – решит президент, Правительство РФ и специальная правительственная комиссия по проведению административной реформы.

Точный план проверок (равно как и список законопроектов, которые будут подвергнуты ОФВ) должен быть утвержден не позднее 1 ноября 2016 г. Но уже сегодня можно с уверенностью сказать, что законов-кандидатов для подробного анализа и оценки фактического воздействия на бизнес более чем достаточно. Вот лишь несколько примеров того, как действующие законы не просто мешают развитию бизнеса, но во многом делают невозможным его существование.

Закон «О техническом регулировании»

Федеральный закон «О техническом регулировании» наделал много шума еще на стадии обсуждения. Тем не менее, вступил в силу 1 июля 2003 г. За все время действия закона не раз высказывались предложения об его отмене. С открытой критикой закона многократно выступали представители фармацевтического рынка, автомобильной промышленности и строительной отрасли. Напомним, закон «О техническом регулировании» упразднил систему ГОСТов, СанПиНов и СНИПов. В одночасье строители и весь производственный бизнес оказались в тупиковой ситуации, когда десятилетиями существующие стандарты стали необязательными, а новые технические регламенты приняты не были. Фактически закон «О техническом регулировании» привел к кризису производства: технологии развиваются, а единых стандартов, обеспечивающих конкурентоспособность и безопасность, нет.

Функции по разработке и внедрению техрегламентов фактически были возложены на саморегулируемые организации (СРО). Логика, казалось бы, понятна: кому, как не отраслевым регуляторам, прописывать стандарты. Но на практике это привело к печальным результатам. Регламентирование, прописанное в нем, оказалось настолько запутано и противоречиво, что в результате следования нормам этого закона отношения между контролирующими органами и бизнесом стали непрозрачны, громоздки, существенно осложнили жизнь бизнесу и привели к росту коррупции. В итоге недавним распоряжением Правительства РФ от 30 декабря 2015 г. №2776-Р1 чиновники фактически расписались в несостоятельности закона и признали, что СРО не справляются с функцией разработки отраслевых стандартов – количество СРО будет существенно сокращено. Цель проста: повысить эффективность контроля госструктур за ними. Таким образом, саморегулирование в России фактически приказало долго жить, а необходимость закона «О техническом регулировании» оказалась под вопросом.

Закон о госрегулировании алкоголя

Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирт, алкогольной и спиртосодержащей продукции» на сегодняшний день тоже можно считать устаревшим. Сама его логика не соответствует требованиям современности – основной фокус закона сегодня на том, что предприниматель должен подчиняться его требованиям, если он в принципе использует алкоголь, а не то, для чего он использует алкоголь. В результате возникают совершенно абсурдные ситуации.

Так, в прошлом году, когда в силу вступили очередные поправки к «алкогольному» закону, под его прицел попали производители, которые к алкогольному рынку вообще не имеют отношения.

Поправки изменяли нижний порог содержания этилового спирта в продуктах с 1,5% до 0,5%. Все продукты, где доля этилового превышала указанные значения, согласно новой редакции закона, подлежали государственному учету. Первыми тревогу забили производители молока. Дело в том, что при производстве кисломолочных продуктов и йогуртов используется сырье, содержащее более 0,5% спирта. Для производителей это могло выйти боком: по логике закона «молочники» должны были получать лицензию у Росалкогольрегулирования и устанавливать на производственных линиях ЕГАИС (система учета, обязательная при производстве алкоголя). Под действие поправок попадали и парфюмерные компании, и производители бытовой химии. Только оперативная реакция бизнес-сообщества, возмущенного таким необоснованным увеличением административной нагрузки, спасла ситуацию – производители компонентов и парфюмеры были исключены из сферы действия закона. Но это точечная мера, проблемы несоответствия закона реалиями времени остались.

К большому сожалению, сегодня вместо кардинального пересмотра закона чиновники продолжают использовать его несовершенство для создания очередных препонов малому бизнесу. Так, например, в последней законотворческой инициативе, связанной с законом «Об алкорегулировании», законотворцы предлагает запретить продажу алкоголя в магазинах шаговой доступности. А это примерно треть от всех розничных точек, которые реализуют алкогольную продукцию.

Закон «Об оценочной деятельности» и кадастровая история

Несовершенство закона «Об оценочной деятельности» и установленная им в качестве опорной точки для многих начислений кадастровая оценка объектов уже давно вызывает много вопросов у бизнеса. Эта оценка непонятным образом устанавливает некую стоимость объекта (по сути произвольную, на усмотрение чиновников, т.к. критерии ее определения очень расплывчатые). От нее сначала стали исчисляться некоторые налоги, а позже еще и арендные платежи за землю.

Единственная цель введения кадастровой оценки, по единогласному мнению всего бизнес-сообщества, – это увеличение фискальной нагрузки и пополнение бюджета. Кадастровая оценка объектов зачастую завышена, не имеет никакого отношения к их реальной рыночной стоимости. Суммы поборов при этом получаются соответствующие, и ложатся они на плечи бизнеса. Есть возможность эту оценку оспорить, но процедура крайне осложнена, а результат – опять же непредсказуем, т.к. единых критериев оценки все равно нет.

Стремление поскорее нажиться с помощью такого инструмента, как кадастровая оценка, на которую сложно повлиять бизнесу, но прекрасно влияют чиновники, зачастую приводит к непроработанности и несогласованности соответствующих регулирующих нормативных актов и, как следствие – к той ситуации, которая сегодня сложилась например в Свердловской области.

В начале 2016 года арендаторы земельных участков в муниципалитетах Свердловской области стали получать уведомления о колоссальных доначислениях по арендным платежам за 2015 г. В некоторых случаях размер годовой платы за аренду земли, исчисляемый в процентном отношении от кадастровой оценки, увеличился в 950 раз, и стал многократно превышать рыночную стоимость самой земли. «Поспорили» два нормативно-правовых акта, принятых областью – один, в котором давно были установлены коэффициенты от кадастровой стоимости для исчисления размеров арендной платы, и второй – который в 2014 году эту самую кадастровую стоимость существенно увеличил.

Сергей Дядиченко, генерального директора интернет-сервиса для розничных сетей Wowworks:
– На мой взгляд, очень неоднозначен закон «О национальной платежной системе». Закон определяет понятие электронных денежных средств и устанавливает правила функционирования платежных систем в РФ. Идея хорошая, но исполнение требует доработки.

По сути, закон ограничил вывод электронных денег, появилось множество ограничений на переводы, все платежные системы обязали получить лицензию ЦБ. Как следствие, поднялись тарифы на прием денежных средств, возникли и другие сложности. Все это сказалось на малом бизнесе – многие интернет-компании используют платежные системы для вывода денег по безналичному расчету.

Конкуренция на этом рынке также снизилась, шансов для выживания стартапов практически не осталось, новые компании перестали выходить на рынок. Компаний уровня PayPal мы не увидим еще долгое время.

Александр Трифонов, советник управляющего, «Гордейчик и партнеры»:

– Сами по себе законы бизнес не тормозят, скорее, следует говорить о совершенствовании отдельных положений законодательства. Например, почему о необходимости полного освобождения малого бизнеса от уплаты налогов у нас говорят только политики маргинального склада? Неужели одного факта создания бизнеса, обеспечивающего работой еще двух – трех человек, в этих сложных экономических условиях недостаточно для признания социального значения такой деятельности?

Второй аспект, на который следует обратить внимание, – плохи не законы сами по себе, а практика их применения. «Законы святы – да законники супостаты», – из века в век твердит народная мудрость. Преодолеть этот «разрыв» между правом, зафиксированным на бумаге, и его отражением в общественной жизни – задача, пожалуй, неразрешимая для современной элиты.

Третий момент. Обсуждаемая инициатива, фактически сводимая к созданию комиссии по борьбе с бюрократизмом, очень напоминает анекдот из законов Мерфи, если не слова профессора Преображенского о бесперспективности заявлений «баритонов» о скорой ликвидации «разрухи».

Инна Алексеева, генеральный директор PR Partner:

– Трудовое законодательство очень сильно мешает развиваться малому бизнесу. В частности, это касается найма и увольнения персонала. Если вдруг кризис, то ты должен уволить сотрудника только с выплатой ему 2 окладов, при этом предупредив за 2 месяца, итого чистые потери = 4 зарплаты. А если сотрудник не найдет быстро работу, то еще оплатить месяц. Это огромные потери, и фактически многие работники не держатся за место, так как знают, что если что, им выплатят перед прощанием 5 (!) окладов... Также в трудовом законодательстве не прописаны до сих пор нормы удаленной работы, переработок без драконовских условий для руководителей компаний и прочие нюансы. Трудовое законодательство очень сильно мешает.

Наталья Хацела, предприниматель:

– В недавнем прошлом я налоговый юрист и могла бы экспертно дать комментарий на эту тему с юридической точки зрения. В настоящий момент я предприниматель и моя вотчина – как раз малый бизнес. У меня параллельно работают несколько проектов. Один из моих первых – кофейня. Вот на ее примере и покажу все проблемы.

Примечание
Уважаемые читатели! Для представителей малого и среднего бизнеса в области торговли и услуг мы разработали специальную программу "Бизнес.Ру", которая позволяет вести полноценный складской учет, торговый учет, финансовый учет, а также имеет встроенную CRM систему. Имеются как бесплатный, так и платные тарифы. Подробнее о программе >>

В кофейне работает 5 человек: управляющий, три бариста и бухгалтер. Все, кроме бухгалтера, приняты на работу по трудовому договору. Бухгалтер на аутсорсе, с ним заключен договор гражданско-правового характера. Кофейня работает на упрощенной системе налогообложения. Вот такие вводные данные. Теперь про «что мешает».

Мешают ли мне проверки госорганов? Нет. Но следует отметить, что деятельность ведется строго в соответствии с законодательством: выполняются как нормы закона в отношении бухгалтерских и налоговых требований, так и санитарные нормы (отраслевая специфика). Все отчеты направляются в госорганы своевременно. Перед началом деятельности мы уведомили Роспотребнадзор о начале деятельности в сфере общественного питания. У госорганов есть все возможности проверить это малое предприятие. Не идут, не проверяют. Потому что – что взять с маленькой кофейни? Каждый домыслит ответ на этот вопрос в контексте своего жизненного опыта. Среднему бизнесу, я думаю, проверки эти досаждают, но малому – нет.

Мешают ли мне налоги? То ли в силу своей паталогической честности, то ли в силу влияния на меня моего юридического образования, могу сказать: мне налоги не мешают. Но здесь важно сделать ремарку. Если мы говорим о налогах, которые исчисляются от дохода, от выручки, они воспринимаются как справедливые. Мало заработал – мало заплатил в бюджет, много заработал – много заплатил в бюджет. Все счастливы и довольны. На мой взгляд, справедливо. И спорить с налоговой системой в принципе не буду. Убийственна ли ставка по УСН  6% с доходов или ставка 15% с «доходы минус расходы»? Точно нет. Она адекватна. Также справедливо воспринимается НДФЛ (как налог с зарплаты, который уплачивается из средств, начисленных работникам).

Однако если мы говорим про отчисления в фонды (пенсионный, соцстрах) – я не ощущаю справедливости этих сборов. Платежи не зависят от дохода компании. То есть не важно – много кофейня заработала в этом месяце, мало или вообще ничего, малый бизнес должен исчислить платежи в размере 30,2% от ФОТ и уплатить их за счет собственных средств. Принципиальным является как размер отчислений (треть от ФОТ), так и то, что это платится из средств малого предприятия вне зависимости от успешности деятельности в конкретном месяце.

Все увещевания по поводу социальной ответственности бизнеса (о которой всегда говорят в контексте уплаты таких платежей) – к малому бизнесу не имеют никакого отношения! Социальная ответственность – удел крупных и крупнейших компаний, которые являются если не градообразующими, то просто значимыми в контексте их возможности генерить ВВП в своем городе/регионе/стране.

Социальная ответственность малого бизнеса заключается в том, что предприниматель принял решение создать малый бизнес в своей малой локации, создал какую-то ценность для своих местных потребителей и даже создал несколько рабочих мест, посильно поучаствовав в деле уменьшения показателей по безработице. Именно взносы в фонды съедают практически всю прибыль малого и микробизнеса.

Поэтому ответ на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, – малому бизнесу мешают законы, обязывающие его исчислять и уплачивать за счет собственных средств взносы во внебюджетные фонды.

Оксана Плахтиенко, Исполнительный директор, ООО «ЮРСОДБИЗ»:

– Вряд ли можно назвать конкретные три закона, которые тормозят работу малого бизнеса.
Если рассматривать правовые аспекты проблемы, то их две:

– удушающие налоги,

– проверки госорганов.

В целом на поставленный вопрос сложно ответить коротко и конкретно.
Наши клиенты жалуются на слишком сложный порядок расчета налогов, высокую налоговую нагрузку, неоправданное количество контролеров (которым приходится кланяться). На то, что например, пожарные правила, утвержденные в 70-е годы прошлого века, невозможно выполнить в современных условиях и т.д. После проверки компании штраф в 500 000 рублей, административная приостановка деятельности компании – равносильны расстрелу компании.

В большинстве отраслей законы написаны таким образом, что компании никогда не могут быть уверенны в правильности своих действий. Или законы таковы, что фактически их исполнить нельзя. Например, в ПДД написано, что любой водитель перед выездом на дорогу должен пройти медосмотр. Это совершенно правильно для транспортных компаний, у которых в штате есть медицинский работник. Зачем малому предприятию, имеющего одну легковую машину для нерегулярных поездок, которое выживает на грани рентабельности, держать в штате медицинского работника?

Нужно в принципе менять правовое поле, сделать его более понятным и логичным, нужны масштабные налоговые льготы (отмена некоторых обязательных платежей в принципе, таких как торговый сбор, экологический сбор – в том виде, который есть сейчас, и т.д.), отмена 90 % проверок.

Это поверхностная сторона вопроса. Глубинные причины вообще в другом месте. На наших глазах ужесточается административная, налоговая и уголовная ответственность для бизнеса. Непомерно увеличиваются полномочия контролирующих ведомств. Одни и те же требования закона исполняются одними субъектами, и игнорируются другими.
Например, ни для кого не секрет, что в государственных учреждениях по разным причинам не соблюдаются требования Трудового кодекса РФ. Почему трудовая инспекция не пресекает такие нарушения? Правильно, за первую же претензию из трудовой инспекции последуют звонки из администрации, управы и так далее, после чего инспектор либо отзовет свое предписание, либо уволится.

Обязательные признаки правового государства – главенство права и закона во всех сферах жизни, равенство всех перед законом, стабильность законности и правопорядка в обществе. А у нас, простите, по статистике в Налоговый кодекс РФ вносят изменения каждые 11 дней (статистика трехлетней давности).

Поэтому малому бизнесу спокойней жить в тени, или вообще не вести бизнес, чем бороться со всеми перечисленными чудовищами.

Николай Журавлев, Генеральный директор, Консалтинговое агентство Мастерпланс:

– Могу назвать только одно решение, которое напрямую задевает нашу компанию. Его отмена позволит оказать предпринимателям поддержку, не потратив ни копейки из бюджета. А именно – отменить решение Минфина, обязывающее предприятия и предпринимателей, работающих на УСН сдавать бухгалтерскую отчетность в ИФНС. Это решение с одной стороны – абсолютно бессмысленное, так как данная отчетность никак не связана с определением налоговой базы, а с другой – влекущее прямой материальный ущерб для данной категории налогоплательщиков. Потому что даже если нанимать бухгалтера по минимальным ставкам, все равно тысяч 30-40 в год придется потратить. Умножим 800 тысяч предприятий на УСН на 30 тысяч и получаем 24 миллиарда прямого ущерба малому бизнесу от действий Минфина. Письмо Минфина по этому поводу вышло пару лет назад, явно является плодом теоретических размышлений и заслуживает срочной отмены.

Программа для розничных магазинов, оптовой торговли, интернет-магазинов и сферы услуг

  • Торговый и складской учет
  • Интеграция с фискальными регистраторами
  • CRM, заказы и сделки
  • Печать первичных документов
  • Банк и касса, взаиморасчеты
  • Интеграция с интернет-магазинами
  • Интеграция со службами доставки
  • Интеграция с IP-телефонией
  • Email и SMS рассылка
  • КУДиР, налоговая декларация (УСН)



Живое общение с редакцией



Рассылка

© 2016 Business.ru – интернет-издание об эффективности вашего бизнеса

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции Business.ru. Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность по законодательству РФ.